Чт. Окт 28th, 2021

Инвестиции к ВВП упали ниже уровня 2011 года

Отношение инвестиций в основной капитал к ВВП России сократилось с 21,4% в 2017 году до 20,6% в 2018-м, сообщил сегодня Росстат. Это ниже показателя 2011 года, когда доля инвестиций составляла 20,7% ВВП.

Таким образом, важнейший индикатор в рамках майских указов 2012 года, который перекочевал и в новый майский указ, вообще не вырос за восемь лет.

Статистический парадокс

При этом объем инвестиций в основной капитал в 2018 году увеличился в реальном выражении на 4,3% к уровню 2017 года и составил 17,6 трлн руб., сообщил ранее Росстат. А реальный рост ВВП составил 2,3%. Получается парадокс: инвестиции растут быстрее, чем ВВП, но в то же время отношение инвестиций к ВВП снижается.

Противоречие объясняется особенностями статистических расчетов, пояснил РБК заведующий лабораторией исследования проблем инфляции и экономического роста ВШЭ Владимир Бессонов. «Снижение обусловлено тем, что дефлятор инвестиций вырос значительно слабее, чем дефлятор ВВП», — объяснил Бессонов. «Дефлятор ВВП за 2018 год по отношению к ценам 2017-го составил 110%. Это очень много», — отметил он.

Расхождение обусловлено статистическим эффектом, говорит макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. «ВВП вырос прежде всего за счет строительства, часть которого не учитывается в объеме инвестиций. Поэтому доля инвестиций в ВВП сократилась, несмотря на общий экономический рост», — отметил он.​

Отношение инвестиций в основной капитал к ВВП — один из ключевых показателей экономического развития страны. Он отражает долю затрат на строительство и технологическое обновление в реальном секторе экономики. Росстат определяет долю инвестиций в основной капитал в ВВП как частное от деления валового накопления основного капитала (без учета ценностей) на ВВП, рассчитанный методом использования доходов.

«Индекс физического объема валового накопления основного капитала (102,3%) сложился ниже инвестиций в основной капитал за счет того, что приобретение продуктов интеллектуальной собственности и других активов, не включаемых в состав инвестиций в основной капитал, по предварительной оценке, сократилось», — сообщил ранее Росстат.

РБК направил запрос в Минэкономразвития.

​Масштабная задача

В новом майском указе президент Владимир Путин поручил правительству обеспечить темпы роста экономики выше среднемировых (3,5–4%), чтобы Россия вошла в пятерку крупнейших экономик мира, и обозначил задачу увеличить долю инвестиций в основной капитал до 25% ВВП к 2024 году. Учитывая последствия демографической ямы 1990-х, это единственный способ осуществить экономический рывок, подчеркивал министр экономического развития Максим Орешкин.

В июле 2018 года правительство приняло план действий для повышения доли инвестиций в основной капитал до 25% ВВП. Он содержит четыре раздела:

  • меры по улучшению делового климата: реформа контрольно-надзорной деятельности, установка стабильных «правил игры» в области налогообложения и тарифов, снижение давления правоохранительных органов. Конкретные шаги предусматриваются планом «Трансформация делового климата» и механизмом «регуляторной гильотины»;
  • для решения инфраструктурных проблем разработан план комплексного развития магистральной инфраструктуры, решено создать в 2019 году Фонд развития объемом до 0,5% ВВП, который ​будет привлекать деньги на внутреннем рынке и финансировать инфраструктурные проекты; ​
  • сокращение доли государства на конкурентных рынках и повышение эффективности госкомпаний. Ключевые задачи — выход ЦБ из капитала санируемых банков, отказ от унитарных предприятий, которые, как правило, менее прозрачны и эффективны, ускоренная малая приватизация;
  • финансирование инвестиционной активности. Чтобы привлечь частный бизнес к финансированию крупных проектов, Минфин подготовил законопроект о защите и поощрении капиталовложений, в котором предложил компаниям льготы в обмен на инвестиции.

План должен работать совместно с национальными проектами, касающимися экспорта, малого и среднего бизнеса, производительности труда. Работу правительства оценят по ключевым показателям эффективности (KPI). KPI по привлечению инвестиций также установят для отраслевых министерств и регионов.

В каких отраслях экономики возможен рост

Правительство в феврале утвердило дополнительный комплекс мер по ускорению инвестиций в различных отраслях (соответствующий план действий есть в распоряжении РБК).

Наибольшего роста инвестиций к 2024 году правительство планирует достичь в области операций с недвижимостью (в среднем на 9% в год), информации и связи (8%), обрабатывающих производствах (6%), транспорте (5,8%), сфере услуг (5,5%), водоснабжении и утилизации мусора (5%), сельском хозяйстве (4,5%), добыче полезных ископаемых (3,3%).

Для достижения этой цели планируется:

  • распространить практику применения налога на дополнительный доход в нефтяной отрасли на более широкий круг проектов, а не на четыре зоны, как сейчас. Расширить заявительный принцип предоставления участков недр для Дальнего Востока и Иркутской области. Включить в лицензию право за плату добывать попутные полезные ископаемые для всех категорий пользователей;
  • снизить перекрестное субсидирование в электроэнергетике, объявить налоговые каникулы для инфраструктуры газов​​ых и электрозаправок;
  • возместить инвесторам в железнодорожную инфраструктуру часть затрат в объеме уплаченных налогов, предоставить долгосрочные тарифы и возможность заключать с РЖД контракты по принципу ship or pay — за фиксированную плату вне зависимости от объема груза. Освободить объекты высокоскоростного железнодорожного транспорта от уплаты федеральной части налога на имущество до 2060 года и от НДС на перевозку пассажиров высокоскоростными поездами и услуги по аренде объектов;
  • пересмотреть механизм предоставления субсидий в промышленности и сельском хозяйстве с учетом стимулирования инвестиций.

Увеличить долю инвестиций в основной капитал до 25% ВВП к 2024 году возможно, считает Мурашов. «Большинство расходов по нацпроектам имеют инвестиционный характер. Поэтому статистически будет легко выполнить эту задачу, и в последующие годы мы увидим рост доли инвестиций в ВВП​», — отметил он.

Тенденции и перспективы иностранных инвестиций в 2020 году

За 2019 год зарубежные инвесторы вложили в белорусскую экономику 10 млрд USD, показывают данные Белстата. Это довольно внушительная цифра, которая используется государственными СМИ как доказательство улучшения инвестиционной привлекательности страны за последние годы. Однако более пристальное изучение данных статистики позволяет понять, что ситуация с иностранными инвестициями по-прежнему остается непростой. И с учетом осложнения международного положения Беларуси вряд ли стоит ждать положительных изменений в ближайшее время.

А есть ли рост?

Интерпретация данных по объему привлечения иностранных инвестиций в страну – это классический пример зависимости восприятия от исходных сведений. Объем инвестиций с 2016 года рос на протяжении последних 4 лет: с 8,6 млрд до 10 млрд USD в 2019 году. Однако наша страна по-прежнему не может достичь уровня 2013 и 2014 гг., когда мы получали от иностранных инвесторов по 15 млрд USD в год.

Также следует обратить внимание на качественную структуру иностранных инвестиций. 68,8% привлеченного финансирования (более чем 2/3 от всего объема) – это долговые инструменты и реинвестирование полученной прибыли. А вот инвестировать в капитал белорусских предприятий или осуществлять портфельные инвестиции со всеми сопутствующими рисками иностранные инвесторы по-прежнему не готовы – доля таких инвестиций составляет скромные 3,5%.

Большую часть инвестиций мы по-прежнему получаем от Российской Федерации (45,1%), Великобритании (18%) и Кипра (7,6%) – на долю этих стран приходится более 70% всех иностранных инвестиций, которые поступили в страну в 2019 году. Схожую картину мы увидим, если посмотрим распределение инвестиций по странам в 2012 году. То есть за 8 лет положение Беларуси на карте международных инвестиционных проектов не изменилось: мы как были на обочине от движения основных международных финансовых потоков, так и остались там. Наши новые «друзья» Китай и ОАЭ не спешат вкладывать деньги в страну – их суммарные инвестиции не превысили 280 млн USD, что меньше, чем инвестиции менее дружественных нам (если верить тем же госСМИ) стран, таких как Украина (360 млн), Польша (440 млн) и Австрия (438 млн). Несложно посчитать, что иностранные инвестиции стран Евросоюза в 2019 году составили как минимум 1,5 млрд USD. Вряд ли мы увидим такую же сумму по итогам 2020 года – из-за охлаждения наших дипломатических отношений с европейскими странами эти источники инвестиций иссякнут в первую очередь.

Не коронавирус, так санкции

Если в первой половине года рост объема иностранных инвестиций находился под давлением из-за влияния мирового экономического кризиса, то с августа основополагающим фактором становится политический. Его проявление – ухудшение международного положения Беларуси из-за неготовности правительства к диалогу с обществом и продолжающихся преследований граждан по политическим основаниям. Ситуация усугубляется тем, что правительство пытается дать симмет­ричный ответ и грозит ответными санкциями, которые, как показывает более пристальное изучение вопроса, скорее, больше навредят самой Беларуси, чем ее условным «врагам» (пример – в нашем материале «Ответ западным санкциям: что будет, если Беларусь заморозит торговые отношения», «ЭГ» № 65 за 31.08.2020).

Данные за первое полугодие свидетельствуют о том, что инвестиционные потоки стали заметно меньше. В январе-июне 2020 г. в экономику Беларуси поступило 4,5 млрд USD иностранных инвестиций, за аналогичный период 2019 года было привлечено 5,1 млрд USD, т.е. иностранные инвестиции уже снизились на 11,7%. Однако объем прямых иностранных инвестиции на чистой основе (без учета задолженности прямому инвестору за товары, работы, услуги) по итогам января-июня 2020 г. составил 1,4 млрд USD (в 2019 году – 1,1 млрд). Такой результат можно объяснить стремлением иностранных инвесторов поддержать предприятия, которым было предоставлено финансирование, в сложных экономических условиях. Самыми щедрыми инвесторами стали Российская Федерация и Республика Кипр – на их долю пришлось 23,6% и 15,1% прямых инвестиций на чистой основе.

Слово за рейтинговыми агентствами

Весомым аргументом в пользу ожиданий оттока иностранных инвестиций является пересмотр кредитных рейтингов как отдельных предприятий (в первую очередь, белорусских банков), так и страны в целом. Изменение кредитного рейтинга означает, что риски инвестиций в экономику страны растут, а значит, для их компенсации инвестор будет требовать премию доходности, т.е. для принимающей стороны такие инвестиции будут стоить дороже. А если инвестиционный проект не сможет предложить такую премию, то инвестору проще отказаться от инвестиций, чем принимать на себя больший риск за доходность, которую он может получить в менее рискованной юрисдикции. Международное рейтинговое агентство S&P Global Ratings оценивает, что ВВП нашей страны за 2020 год уменьшится на 4%. Евразийский банк развития более оптимистичен и прогнозирует падение на уровне 2,3%. Ситуация осложняется тем, что из-за снижения рейтингов стране и банкам будет усложнен доступ на рынки капитала, что неизбежно повлечет за собой увеличение стоимости финансирования. Получается, что долговая модель инвестиций опять становится предпочтительнее для инвестора, а, как мы видели, и без того значительная часть иностранных инвестиций представляется в виде кредитов и займов.

Во что инвестируют иностранные инвесторы?

С точки зрения распределения иностранных инвестиций по видам экономической деятельности предпочтения инвесторов за 8 лет практически не изменились. 80% всех инвестиций приходится на 3 отрасли: обрабатывающую промышленность, оптовую и розничную торговлю, транспорт и складирование. Ситуация мало изменилась за последние 8 лет, однако некоторое перераспределение интересов все же произошло: инвесторов стали меньше интересовать инвестиции в торговлю и транспорт, а вот внимание к таким отраслям, как производство продуктов питания, напитков и табачных изделий, информационные технологии, финансовые и страховые услуги, выросло. Эти же приоритеты наблюдаюся по итогам первого полугодия 2020 г.

К сожалению, статистика не дает данных о том, в какие проекты предпочитают вкладывать средства зарубежные инвесторы. На уровне реализации отдельных проектов встречаются примеры проектов типа greenfield – создание новых производств и brownfield – создание производств на базе уже существующих промышленных объектов. Наиболее яркими примерами greenfield-проектов можно назвать предприятия фармацевтики и биотехнологий, которые запускаются на базе индустриального парка «Великий камень» или агропромышленный комплекс по глубокой переработке зерна для производства высокопродуктивных, сбалансированных комбикормов и премиксов в Пуховичском районе. В качестве примера brownfield-проекта можно привести запуск производства напитков на базе ОАО «Брестское пиво», которое приобрел концерн «Мульти Групп», принадлежащий известному армянскому бизнесмену Гагику Царукяну.

Это означает, что даже в такой непростой период интерес к инвестициям в Беларусь есть, и с точки зрения располагаемых ресурсов и перс­пектив мы по-прежнему остаемся интересны иностранным инвес­торам. Однако из-за того, что наше правительство начинает обрубать экономические связи с большинством своих более экономически развитых соседей, мы ставим себя в положение ограниченного спроса. В итоге получается, что вместо конкурса «женихов» наша страна будет вынуждена искать, кому можно пристроить свои инвестиционные проекты, а значит, именно инвестор, понимая, что нам особенно не приходится выбирать, будет определять условия «свадьбы».

Автор публикации: Татьяна ГАРБАР, Дмитрий НАРИВОНЧИК

http://www.rbc.ru/economics/14/03/2019/5c8a1d699a7947ec94b02f75
http://neg.by/novosti/otkrytj/tendencii-i-perspektivy-inostrannyh-investicij-v-2020-godu

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *